Грустные сказки,
которые на самом деле - чистая правда.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Грустные сказки, > Семейно-психологичес­кое




четверг, 21 июня 2018 г.
Мои 50%. Надо исправляться. Диана Котик 08:50:06
Доброе утро, мама. Обнаруживаю, что, по незнанию, наставила тебе триггеров дофига. Из уже выловленных: «я злюсь (неприятно, не понравилось, насторожило, вызвало интерес, показалось странным, хотелось бы обсудить, хотелось бы улучшить и т. д.), строгий или повышенный голос, «звездюли», «косяк», вопросы о том, зачем и почему было сделано то или иное действие, как ты меня поняла, любая критика и замечания. Совсем без них обойтись невозможно, ибо ошибки и эпизоды насилия над тобой у тебя продолжают иметь место быть, посему нуждаются в моих комментариях, напоминаниях и проработках, но и провоцировать тебя на косяки я не хочу, да и права не имею. Это мои 50%.

Провела сегодня эксперимент: написала нейтральный организационный вопрос в скайп, но сказала «мама, тебя ждут звездюли, иди читай». Всё было по сценарию: защитная злобушка, самообвинение, попытки стрясти с меня извинения, косяк справедливости («ты так делаешь, значит и мне можно», уже писала о нём ниже), в общем весь джентльменский набор, как он есть. Значит, действительно подобные мои проявления твою запускают Добби-реакцию даже там, где для неё нет повода. Буду исправляться.

P.S. А то, что обвинений с моей стороны не было, объяснила, и что опыт поставила, тоже. Да, на меня обиделись, но мне теперь понятнее и как себя обезопасить (сделать безопасной и поставить в безопасные условия), и как дорогому человеку помочь. Продолжаем в том же духе.


Настроение: Слегка виноватое
Хочется: Чтобы мама наконец-то перестала издеваться над собой
Категории: Семейно-психологичес­кое
Прoкoммeнтировaть
Свободу попугаям! Диана Котик 08:39:40
Доброе утро, страна. Продолжаем анализировать матушку. Сегодня речь пойдёт, как ни странно, о гражданстве, маленьких достижениях и эмоциональной зрелости.

Предыстория в двух словах: отключили мобильный интернет за неуплату. Не отследила, ушла на тренинг и выпала в неожиданный для меня оффлайн со всеми вытекающими последствиями. Всю дорогу ни музыку не послушать, ни дорогому человеку не ответить, ни b17 не поштудировать… На обратном пути в телефонном разговоре с мамой я поделилась инсайтом по поводу заботы о себе. Состоялся примерно такой диалог:

-Странное ощущение у меня сегодня. Вот вроде бы знаю, что Она мне там писала и не раз, ответить хочется, как можно скорее, человек дорог, но точку wi-fi искать не пойду, хочу домой, за свой компьютер, спокойно надолго уйти в беседу, чтобы ничего не мешало. Раньше в подобной ситуации паниковала бы, злилась, забегала в каждое попутное кафе в страстной гонке за онлайном, а сейчас так спокойно на душе, тепло… Другие мы с Ней теперь, взрослые… Всё иначе будет…

-Хм, так и должно быть, это естественно, иди домой, дома есть интернет, зачем уличные точки искать.

-Я не об этом. Для меня это новый опыт – так себя чувствовать. Я раньше тоже разумом понимала, что дома комфортнее, но мне приходилось прилагать волевое усилие, чтобы сделать себе хорошо, а сейчас оно от сердца идёт. Это как если бы курильщик заставлял себя вместо сигарет есть яблоки, напрягался бы, боролся с собой, и вдруг одним прекрасным солнечным утром проснулся, а курить-то и не хочется больше, а вот яблоки так и просятся в рот…

-Так это же естественно…

Перехожу на «как ты меня поняла?» и наводящими вопросами довожу-таки месседж до сведения и получаю «я это изначально понимала, зачем такой длинный разговор?», после чего решаю высказаться и произвести археологические раскопки.
-Мне сейчас было очень неприятно. Я ощущаю себя дважды обесцененной и обворованной. Мало того, что в ответ на то, что я поделилась радостью, мне прилетел безразличный отклик, из которого я сделала вывод, что меня не поняли, так ещё и мои объяснения оказались никому не нужны, ибо меня, оказывается, поняли, но ушли в танк глубоко и надолго. А теперь, уважаемые знатоки, внимание, вопрос: доколе я буду терпеть подобное свинство?

Точнее, сказано это было раз этак пятьдесят подряд разными словами со взаимными перебиваниями и периодическими попытками прояснить, как же меня всё-таки поняли-то. В результате выяснили, что матушке стыдно радоваться как достижению тому, что она считает для себя нормой. То, что это открытие для меня – неважно.

Оркай, рассказала про зону ближайшего развития, которая, о чудо, у каждого своя, и поэтому то, что для одного является огромным достижением, для другого - мелочь пузатая, и наоборот, про разницу в условиях (шуба в Тайланде так же неуместна, как пляжный зонтик в Сибири), про Вечерний Клуб Интерпретаций (личное мнение - нифига не абсолютная истина), долго спорили по поводу того, стоит ли радоваться, когда маленький ребёнок самостоятельно покакал, сказал первое в жизни слово, выучил таблицу умножения и т. д., если сам давно уже какаешь, говоришь и умножаешь запросто. Попутно выяснили, что матушке стыдно радоваться даже собственным мелким достижениям (не доставшимся упорным трудом и большими затратами времени), например, новой освоенной функции компьютера или рецепту нового блюда. Обесценивает. Себя, других, всё и вся. Не знаю, как это лечить. Пока не знаю. Но думать будем, ибо болячка наследственная, и я подцепила, да. Как всегда, лечим маму – здоровеет Диана. И пускай Хеллингер в гробу вертится, а в аду горит. Можно наоборот.

Ладно, хоть и наследственное, но демоны это у каждой из нас личные, и воевать с ними нам поодиночке. Общее дело в другом: хотелось бы неравнодушия, когда я радостью делюсь. Делаю шаг в сторону от обесценивания и иду в то, как мама может реагировать, не играя передо мной спектаклей с наигранным ура-позитивом, не прописывая строгих инструкций и не вводя меня в заблуждение безразличием.

Копались долго, и в итоге вышли на интересное: оказывается, у мамы есть тенденция чувствовать в моменте две противоположные эмоции и застывать, не зная, какой из них отдать предпочтение. Причём чаще всего их даже не две, а больше, просто не все осознаются. Как говорится, целый бункер арестантов, и все без имён, без паспортов, без гражданства и права на жизнь. И кого, спрашивается, амнистировать-то в такой ситуации? Пришлось объяснять, что свободу даровать надо всем одновременно, причём необязательно выражать их в контакте, достаточно просто дать имя и признать существование. Мол, «да, я рада, что моей дочери хорошо, и в то же время, повод для радости мне кажется несоразмерным её реакции, поэтому радоваться мне стыдно. Я также осознаю, что это её выбор радоваться, и я не имею права как-либо влиять на этот выбор, каким бы ни было моё мнение. Имеет смысл оставить повод за кадром и разделить саму радость как таковую. А уж соразмерная она поводу или не соразмерная – это уже на совести дочери. Она взрослая, сама справится». Вот, как-то так бы действовала здоровая личность. И да, учить маму этому в процессе следующих коммуникаций снова мне. Причём именно тогда, когда под доспехами Дианы-психолога, пискнет задавленная и израненная Диана-дочь, которую снова больно обесценили в такой редкий и долгожданный светлый момент жизни…

­­

Не жалуюсь, не прибедняюсь, жертву из себя не строю. Констатация факта. Привыкла-справлюсь.­ Shit happens.


Настроение: В край задолбанное
Хочется: Чтобы мама наконец-то перестала издеваться над собой
Категории: Семейно-психологичес­кое
Прoкoммeнтировaть
среда, 20 июня 2018 г.
Доброе утро, матушка, косячок забьём? =) Диана Котик 08:43:37
А матушка-то разошлась по полной. Сыплет инсайтами и прочими интересностями как из рога изобилия, причём наше взаимодействие во многих случаях уже больше напоминает ланкастерскую педагогику (взаимное обучение более знающими учениками менее знающих учеников), чем дурдом на выезде. Третий год изучаю непрерывное образование, на каждом углу кричу об образовательном потенциале пожилых людей, двустороннем движении знаний между старшим и молодым поколением, и только сейчас впустила это в свою собственную жизнь. Права мама: «учитель, воспитай ученика, чтобы было, у кого учиться».

…Диана сказала, что мама права. Нешта ў лесе здохла…

История, которая произошла сегодня, насквозь пропахла нафталином, но в конце было довольно интересное совпадение. Текста будет много, но концовка, имхо стоит того, чтобы прочитать всю простыню целиком.

Приходит сегодня мама ко мне в комнату и начинает мне трахать мозг по поводу того, что послезавтра у меня защита дипломной работы, а я всё ещё не сделала презентацию, а ночью буду просить помощи, а она спать хочет, поэтому я должна делать днём (хотя моя работоспособность – исключительно ночное животное). Меня это дико взбесило, ибо, во-первых, это опять *censored* гиперопека и гиперконтроль, во-вторых я не просила мне этого напоминать, и это было более чем невовремя, в-третьих, это было в третий раз. В третий, *censored*, раз за сутки! Тут уж даже святой взбесится, а я на святость никогда не претендовала.

Первый раз был, когда мы вчера днём договорились, что я буду спать до вечернего разговора с психологом, и будить меня можно только если напишет человек, которому я уже полгода помогаю наладить отношения с молодым человеком, человек, который мне очень дорог, или сама Юлия. Приходит мама будить меня за час до начала консультации, я говорю, чтобы она пришла через час, но она не уходит, а начинает длинный обстоятельный монолог про эту *censored* презентацию. Лежу, сквозь сон слушаю, проклинаю её последними словами, ибо понимаю, что она косячит, нарушает наши правила, где строго-настрого запрещается говорить со мной спящей о чём-либо, кроме вопросов жизни и смерти или того, что было оговорено перед тем, как я легла. Это делается для того, чтобы уберечь нас от казусов (полусонная я могу начать бредить, и мне потом будет очень стыдно, а память у меня хорошая, поэтому стыдно будет годами), могу забыть, что она мне говорила, и потом доказывать, что она не говорила (прекрасная возможность для мамы сделать из меня дурочку в своих глазах) и позволить мне запоминать свои сновидения, что важно для моего самопознания, плюс даёт мне ответы на многие вопросы. Я очень внимательна к своим снам, причём чем старше становлюсь, тем больше стараюсь запоминать их. Оно сбывается. Часто.

Во второй раз мама докопалась с защитой, когда сели смотреть След. Да, возобновилась наконец-то после полугодового перерыва наша самая тёплая семейная традиция вечернего детектива. Причём мама сама пришла и предложила снова начать просмотры, но уже не привязывать к ним обед, а просто садиться, когда есть время, и смотреть в удовольствие, не голодая целыми днями, если нет возможности посмотреть фильм, как это было в 2017 году. Так вот, докопалась она, я разозлилась, сделала замечание, подняла вопрос о косяке, долго доказывала, что он имел место быть, доказала, решили, что больше она мне *censored* мозг не будет, и я надеялась, что на этом вопрос решён. Но, как говорится, не тут-то было.

Сегодня утром оно снова всплыло. Вместо того, чтобы возмутиться, я спросила, зачем она это делает. Выяснилось, что она уже простроила себе в голове сценарий, что я сяду делать презентацию в последний момент, она будет хотеть спать, не сможет мне помочь, и будет себя ругать, что бросила меня тонуть в безвыходной ситуации. Поэтому-то она меня и дёргает, предлагая помощь заранее. Вопрос о том, что мне может вообще не понадобиться её помощь, даже не встаёт, ибо всегда нужна была, значит нужна и сегодня. Априори. Мне здесь видится расточительность по отношению к собственным ресурсам. Как если бы мама ходила с кошельком по улицам и предлагала нищим деньги в подарок на том основании, что они же попросят, а она откажет, и будет себя ругать за то, что бросила их голодать. Я ей об этом сказала, предложив в то же время и такой вариант: если уж она так уверена, что мне оно надо, пускай садится и по своей инициативе делает, меня не дёргая. А мне понадобится – возьму, нет – оставлю. И ей спокойно, что помогла, и мне, что не отвлекли от переписки с самым дорогим человеком.

За то время, пока я это всё говорила, мама успела раз двадцать меня перебить, а когда я спрашивала, как она меня поняла, отвечала невпопад. Повторить пришлось раз десять, причём повышая голос при перебиваниях. Кошмар, как бесит! Чисто физически. После подобного выматывания горло пересыхает и начинает першить, голова тяжелеет, глаза начинает сдавливать, после особенно долгого доказывания в солнечном сплетении появляется тяжесть. Изнурительный сизифов труд, после которого на маму часами смотреть не хочется. Противно.

Когда дошли в обсуждении до вопроса, зачем она к вопросу о том, нужна ли мне её помощь, добавила ещё это треклятое напоминание о том, что осталось мало времени, процесс застопорился. Вместо того, чтобы ответить, она начала кричать «ой, *censored*, какая же я дура, зачем я вообще пришла, чтоб у меня язык отсох, опять накосячила, опять вляпалась». Мои просьбы обратить на меня внимание и прислушаться игнорировались, шёл поток самообвинительного крика, самопроклятий и тому подобной ереси. Пришлось кричать. Несколько раз. Еле успокоила… Выяснилось, что у неё и в мыслях не было, что заботу о своём времени можно осуществлять, не вуалируя её заботой о моих делах. То есть совершенно необязательно навязывать мне свою помощь или дёргать меня, чтобы я делала работу самостоятельно, если истинная цель – обозначить, когда я могу обратиться, если мне понадобится, а когда – нет. Пришлось объяснять. В итоге договорились, что я могу к ней обращаться с 8 утра до 12 ночи. В остальное время она спит. Оркай. Буду знать. Я работаю ночью, но обычно уже где-то в 17 – 20 мои мозги уже начинают просыпаться, и я вполне могу утрясти все вопросы с мамой, она ложится спать, я продолжаю делать то, что могу сама. А вот опекать и контролировать меня не надо. Вообще. Никогда. Только если я прямо попрошу что-либо мне напомнить. Девочка выросла, поэтому играть в цыплёнка и наседку больше не хочет.

А хотя, сейчас у меня возникает подозреньице, что могла иметь место не только опека. Маме зачастую стыдно заботиться о себе. Прийти и прямо сказать: «если тебе нужна моя помощь, скажи мне об этом в течение дня потому что в 12 часов вечера я лягу спать» для неё очень сложно, а вот прикрыться спасательством и сказать «если тебе нужна моя помощь, скажи об этом как можно быстрее потому что у тебя осталось мало времени» привычно и благородно. Могло иметь место очередное оправдание заботы о себе через заботу обо мне. Надо бы спросить, так ли оно, и, если так, в очередной раз вынести строгое предупреждение (ага, аналогичное тем, что выносила мне на тарелочке с золотой каёмочкой усталая Анна Валерьевна, зная, что оно всё равно не работает, но положено), что лучший способ позаботиться обо мне – сделать мне счастливую маму.

Теперь непосредственно к интересному. В конце разговора я задала вопрос, почему мама сорвалась в крик и самоуничижение, когда мы пошли от поведенческого «больше так не делай» в глубину и герменевтику. Оказалось, триггер. Чёртов, мать моя женщина, триггер! Как только я говорю, что какое-то действие можно сделать иначе или спрашиваю о том, зачем она что-либо сделала, она тут же строит у себя в голове сценарий долгого изнурительного разговора и начинает впадать в панику, ругая себя за косяк, даже если никакого ущерба лично мне нанесено не было, и имело место быть её насилие над собой, как сегодня. Привела ей пример с Никитой, которому она даёт советы по кулинарии. Мол, если она даёт советы, ещё не значит, что блюдо получилось невкусным (да, он готовит вкуснее, чем моя мама, кстати, хотя её нахваливает). Объяснила в тысячный раз, что к моим словам можно относиться спокойно, и они направлены не на исправление, а на улучшение, причём прежде всего в её же собственных интересах.

Вроде бы просто рабочий момент, очередная утренняя проработка с мамой, но, Локи, почему именно сегодня-то, а? После того, что было вчера ночью… Мама добавила перца: «это всё потому, что четыре года назад со мной случилось страшное…». Дослушать я не смогла… Согнуло пополам от дикого хохота, и ещё час после этого я негромко хихикала себе под нос (сама ситуация грустна и ужасна, причём и там, и тут, но совпадение меня добило). Сценарист, респект тебе =)

UPD: А просить-то мы не умеем... От слова совсем. Учишь матушку, учишь, и как об стенку горох. Только-только похвалила за прямую просьбу не трогать вещи в её комнате, как тут же получила на предложение прочитать интересное у меня в блоге ответ "когда предлагают что-то прочитать, своё мнение не навязывают". Пришлось как всегда читать лекцию о том, что во-первых, если я что-то озвучиваю, с этим не обязательно соглашаться, достаточно просто услышать и учитывать, что в моей картине мира оно так, не более того. И не надо вешать на меня проекцию, что я навязываю своё мнение, когда я его только озвучиваю. Выход из вечернего клуба интерпретаций вон там. И да, не надо на меня давить общественным мнением, не надо никого ставить в пример (кроме, разве что, одного человека, но и её не стоит), если можно просто попросить. Тем более, когда просьба давно отражена в правилах и давно уже в крови у обеих плавает. В общем, нафталин. Много нафталина. Очень много нафталина этим утром. А-апчхи!

Музыка Ясвена - Опрокинуты с неба
Настроение: Смех сквозь слёзы
Хочется: Чтобы мама наконец-то перестала издеваться над собой
Категории: Семейно-психологичес­кое
Прoкoммeнтировaть
Наследственные болячки Диана Котик 06:46:05
Ещё кусочек предыстории знакомства с Тенью. Писала недавно про железобетонную стену. Спешу похвастаться: пробито. За ней сидела мамина милашка Добби, которая, похоже, моей Добби приходится тоже мамой. Хм, а болячка-то наследственная… От папы больные глазки, от мамы щенячьи… Генетика…

Ладно, позвомущались и хватит, теперь обо всём по порядку. Заговорили с мамой о том, хотела бы она со мной встретиться в следующей жизни или нет. Она ответила, что да, но только чтобы посмотреть, как я устроилась, взаимодействовать не хотела бы. Почему? Потому что я её только учу, а на душе у неё холодно. Разгребая сугробы, пришли к тому, что она не чувствует, что у неё есть своё место в моей жизни. Только своё, никому больше не принадлежащее. И выражается это в том, что, когда я общаюсь с кем-то другим, я, внезапно, не думаю в это время о ней. Забываю позвонить, написать СМС, не бросаю человека на полуслове ради того, чтобы ответить ей или что-то для неё сделать, и т. д. Она, мол, ради меня любого послать готова, даже родную сестру подвинуть, а я ей предпочитаю всех подряд.

Я спросила напрямую, значит ли это, что она хочет всегда быть для меня на первом месте и видеть меня всегда доступной для неё. В ответ пошло самоуничижение по поводу "я хочу иметь какое-то место в твоей жизни, но я ничего от тебя не хочу, мне ничего не надо, я привыкла, что буду одна, когда со мной что-то случится, не надо мне ничего, просто иногда вспоминай обо мне, когда общаешься с друзьями, но это не для меня, а для тебя..." Текст был гораздо более длинным и эмоциональным, из него сквозило страхом, бесправием, безысходностью и горькой обидой. Я видела, что мама понимает, что не может требовать, чтобы я ставила её на первое место, а быть на этом месте хочется. Поэтому и обижается, когда я предпочитаю ей кого-то другого. Но обижаться на меня нельзя - переругаемся. Поэтому надо говорить мне, что ничего такого она не хочет, не достойна, не имеет прав, и вообще ко всему привыкла и ждёт смерти. А за всем этим банальная нуждаемость в простом человеческом тепле, поддержке и душевной близости. Базовая потребность в принятии и принадлежности. Неудовлетворённая. У обеих. То есть мама боится моего отвержения и не верит, что важна для меня, но понимает, что девочка выросла, маму на второй план, и вообще у меня есть человек, который мне намного дороже. Прав не имеем, потребность имеем. Как удовлетвориться обходными путями? Через вот такие вот эскапады...

Конкретно о решении описанной сложности:

...*идёт четвёртый час взаимной проработки*
-Мама, я твои навязчивые попытки со мной связаться воспринимала как контроль и гиперопеку. Я этого накушалась, мне этого не надо, у меня здесь границы.
-*Самоуничижение, манипуляции, пассивная агрессия*
-Девочка выросла. Ты мой паспорт видела? Не. Надо. Меня. Опекать. Захочу - вообще дома ночевать не буду. И не дозвонишься.
-*продолжает Добби-монолог*
-Хорошо. Ок. Возможно, ошибка перевода. Ты когда СМС посылала, это была опека?
...*полчаса сопротивляется прямому ответу на вопрос, потом сдаётся*
-Нет. Это была попытка подтвердить для себя, что я могу быть уверенной, что, если мне станет плохо, ты будешь на связи.
-Бинго. То есть ты мне названивала, чтобы подтвердить себе эту уверенность, а я перевела как гиперопеку. Я не буду брать трубку, когда подозреваю нарушение своих границ, поэтому мы делаем тебе шаблон СМС с "я волнуюсь", и ты мне его отправляешь, когда хочешь поиграть в наседку. В остальных случаях звонишь. Я знаю, что это не оно - я беру трубку.
-Договорились.
*разучиваем процесс отправления наседкиной сообщеньки*.

Взяли на вооружение. Теперь проблемы будут решаться так:

-Ты сейчас сделала вот это действие, и оно мне напоминает Х.
-Нет, я имела в виду Y, Z и немного N.
-Давай вместе подумаем, как ещё ты можешь делать Y, Z и N так, чтобы они не напоминали мне Х.
-Давай.

За любым раздражающим действием стоит определённый мотив (зачем это лично тому, кто это делает), цель (позитивный результат, который хочет получить человек), идея (убеждения и суждения, обосновывающие действие), эмоция (порыв души, на котором действие делается) и ещё много всего интересного. Если это распутать и вынести в диалог, можно прийти к тому, что того же самого можно легко добиться, не раздражая собеседника, а ещё лучше даже не включая его во взаимодействие. Самостоятельно. Ручками =) Этот переводческий (я бы даже сказала герменевтический) подход мне нравится гораздо больше, чем тот, что мы практиковали раньше, просто убирая косяки как таковые через "больше так не делай. Пообещай и договорись о санкциях на случай повторения". Альтернативных вариантов всегда как минимум пять, и важно видеть их все, чтобы иметь возможность выбора. А потребности и желания, стоящие за мотивами, целями, идеями, эмоциями и всем остальным, достойны того, чтобы быть удовлетворёнными. Всегда. Априори. Независимо ни от каких обстоятельств. Главное выбрать, как.

"Наша истина - путь к одному исходу, важно как мы обходимся с ней" © Ольга Вайнер

P.S. Зацепил меня этот случай, многое прояснил в отношениях с дорогим для меня человеком. Да, через взрыв, через Её и мою боль, но на пользу. Спасибо, мама, за чистое зеркало.

Настроение: гордость за нас с мамой
Хочется: Продолжать в том же духе
Категории: Семейно-психологичес­кое
Прoкoммeнтировaть
Приехали. Знакомство с Тенью. Диана Котик 00:01:46
Дожили. Сама себя боюсь. Походу, матушка неосторожно разбудила во мне демона, которому я слишком долго не давала проснуться. Тварюга восстала и укусила сначала самого дорогого мне человека (нет, не матушку, с матушкой оно познакомилось, немного помогло и оставило в покое), а потом принялась за меня саму. Больно. Очень больно. Злость распирает, страх парализует, стыд делает маленькой и прозрачной, ревность душит, в общем, коктейль Молотова. Она имела право знать с самого начала, что со мной происходит, но кто ж знал, что трубу прорвёт не тогда, когда стоило бы. Сказать, что виню себя было бы ложью. Скорее сожаление и тревога. Вместе с ощущением собственной правоты и страхом остаться с этой правотой наедине. Добби умер, совсем как Бог у Ницше.
­­
Помним, любим, скорбим.

Не знаю, чего хочу сейчас, наверное, взять тайм-аут и разобраться. Тем более, что мне этот тайм-аут дали. Не знаю, насколько, надеюсь, достаточно надолго, чтобы я пришла в себя и всё осознала, и не настолько надолго, чтобы стало холодно. И да, храни Локи человека, которому пришлось увидеть этот мой взрыв... Врагу не пожелаю такой ушат, особенно после 36 часов без сна...

Я справлюсь, обязательно. Через день в любом случае встречусь с очень мудрым человеком, и будет возможность подробно всё это обсудить, надеюсь, а пока сижу на b17. С психологом своим разговаривала, тоже об этом. Юлия говорит, что происходит нормальная деидеализация, и это должно углубить значимые для меня отношения, сделать их более зрелыми, и что я мудрее, поэтому мне имеет смысл не только соблюдать, но и устанавливать границы. Как с мамой, договариваясь о правилах и формате общения, самостоятельно переводя входящие сообщения на свой язык и реагируя сразу на перевод, терпеливо открещиваясь от попыток повесить на меня интерпретации и ответственность, придерживая за ошейник внутреннего Демона. Последовательно, чутко, заботливо выстраивать отношения, принимая ограничения, как свои, так и дорогого мне человека. Что ж, будем учиться. Тем более, что такой тренажёрище в соседней комнате сидит…


Музыка МРФ - Doppelganger
Настроение: леденящий ужас
Хочется: вернуть всё как было
Категории: Семейно-психологичес­кое, Хроники превозмогания
Прoкoммeнтировaть
суббота, 16 июня 2018 г.
Устала биться в железобетонную стену Диана Котик 02:54:49
Сама порадовалась сегодня, а вот маму как обычно расстроила. Иначе в нашей семейке Адамс не бывает, и быть не может.
­­
В принципе, к самому факту того, что дома я появилась в третьем часу ночи, мать отнеслась спокойно, а вот то, что я не отвечала на телефонные звонки и не отправляла ей СМС, что со мной всё в порядке, довело её до слёз. Говорила мне Оля, причём неоднократно, чтобы я всё-таки ответила маме, но мне ведь музыка гремела, и я отмахивалась, мол, всё равно ничего не услышу, а про то, что можно написать сообщение, даже не подумала… Точнее подумала, но только один раз, в полночь, когда транспорт ещё ходил, а в половине второго, когда мама снова позвонила, я уже ничего не отправила, подумала, что хватит одного сообщения. С одной стороны, понимаю, что она за меня беспокоится, и ей было бы легче, если бы она знала, что я не нуждаюсь в её помощи, поэтому я вроде как из уважения к ней должна периодически отписываться/отзван­иваться, тем более, что объективно мне это не сложно, с другой стороны я также понимаю, что это её выбор волноваться, я об этом не просила так же, как не просила убирать в моей комнате, поэтому я не обязана помогать ей справляться с собственными чувствами, ещё и виноватой оставаться за то, что сбрасывала отвлекающие меня звонки и не тратила своё время на набор СМС тогда, когда была занята более приятными и интересными мне делами. Нет, это не значит, что мне наплевать на маму, не значит, что я не люблю и не ценю её, не берегу её чувства, это просто значит, что здесь у меня, оказывается, тоже пролегает граница, которую хотелось бы держать в целости и сохранности. Вот только бесконечно гавкать приграничным псом на этом рубеже мне не хочется.

Когда я предложила, что на такой случай сделаю шаблонное сообщение и буду его отправлять, в ответ получила «не надо мне отцепного», и что мне придётся каждый раз тыкать новое. Я осознаю, что лично мне оно не надо, и я всё равно забуду, хоть сегодня и пообещала, что нет, ибо ужасно не хотелось портить себе настроение очередной лекцией об ответственности маминой за её тревожность и моей за собственную безопасность, а ещё о том, что я совершеннолетняя, и у меня есть голова на плечах. Устала я её учить, причём одному и тому же каждый раз. И да, мне хватило её обиженного «я за тебя рада», чтобы пришлось останавливать в своей голове процесс обесценивания полученного удовольствия, сформированный годами такого «воспитания». Даже рассказывать подробно ничего не захотелось. Сказала несколько слов и ушла писать в дневник. Пусть лучше прочитает. Так больше радости сохранится, чем если буду прыгать дрессированной обезьянкой, рассказывая и подбирая слова, а потом ещё буду добиваться ответа и проводить очередной урок по теме «как провести качественный диалог в случае позитивного события». В конце концов, я ей дочь, а не бесконечный репетитор! Взрослая дочь! Мне надоело!

Да, жалею, что у нас нет сейчас психологов. Вопрос этот всё-таки хочется поднять, но уже поднимала, и не раз, поэтому, судя по прошлому опыту, мы, скорее всего, вдвоём после длинного изнурительного спора в который раз придём к тому, что мама скажет что-то вроде «хорошо, я поняла, ты взрослая, я буду сама справляться со своей тревогой», а в следующий раз опять встретит меня обиженной тирадой про «когда тебе хорошо, ты про меня не помнишь, хоть бы слово сказала, что жива-здорова», и хоть ты перед ней в лепёшку расшибись, будет только так, и никак иначе. В этом смысле действительно хочется уехать в Могилев, там хотя бы не будет вот этого побочного эффекта после каждого приятного события…

Прогресс, кстати. Level Up. Удалось остановить в собственной голове как процесс обвинения себя и обесценивания радости, так и процесс злости-самозащиты-у­чительства. Сказала то, что от меня хотели слышать, и спокойно ушла. Энергосберегающий, но нечестный способ поведения. Немного стыдно, хоть и горда собой, что не увязла в болоте. Что делать дальше пока не знаю, и боюсь, что даже психологи мне здесь мало чем помогут, ибо работать в этой ситуации надо с мамой. Мой здесь вклад может быть только в том, что я прогнусь и буду дёргаться, пытаясь не забыть отправлять эти грёбаные СМС, периодически забывая и огребая, или отпущу ситуацию и буду каждый раз огребать и тратить силы на адекватный ответ. Можно, конечно, всё-таки сделать шаблон и настраивать автоматическую отправку каждый раз, когда я куда-то иду, но смысла обманывать я не вижу.

Лариса, Юлия, если кто-то из Вас это читает, напишите мне пожалуйста, что Вы думаете по этому поводу. Много надежды на Вас.

Настроение: Уставшее, близкое к отчаянию
Хочется: Прикрыться ветошью и не отсвечивать
Категории: Семейно-психологичес­кое
Прoкoммeнтировaть
пятница, 15 июня 2018 г.
Дело пахнет нафталином Диана Котик 00:08:12
В который раз уткнулись с мамой в нерешаемый вопрос. Есть у нас некоторое количество общих косяков, которые мы обе упорно делаем и так же упорно осуждаем как у себя, так и друг у друга. Годами бьёмся, а воз и ныне там. Вроде мелочи, идти за помощью стыдно, а вроде и настроение портят. Не наш уровень: мы раскопали и проработали гораздо более серьёзные вещи, а вот эта мелкая гадость не даёт окончательно расслабиться. Обидно, как если бы мы с матушкой голыми руками уложили, скажем, медведя, но при его свежевании нас бы загрызли его блохи.

За четыре года терапии был пройден длиннющий путь. Мама научилась осознавать свои мотивы, в том числе нелицеприятные, называть словами свои эмоции, обходиться без манипуляций, не срываться в истерики от обиды, самостоятельно заботиться о себе вместо криков о несправедливости, оставаться во взрослой ответственной позиции, соблюдать свои и мои границы, прислушиваться к голосу разума, причём не только тогда, когда он звучит через мои рассуждения, и т. д. Я выросла в этическом плане, научилась действовать жёстко, но не жестоко, разделять свою и чужую ответственность, предвидеть конфликты и предотвращать их, убеждать аргументами, метафорами и примерами чаще, чем угрозами, воспринимать косячащую маму отстранённо, как клинический случай, и быстро восстанавливаться после работы с ней, не допуская слишком большого ущерба собственной жизни, и т. д. От правил сосуществования длиной в 9 листов А4 (это без комментариев и дополнений) мы сейчас перешли к чему-то вроде «десяти заповедей», и они уже практически стали негласной нормой, не нуждающейся в записях и бесконечном уточнении формулировок. Нам начало удаваться обсуждать конфликтные ситуации спокойно, глубоко, вдумчиво и продуктивно, а не ругаться часами, и мы уже полгода обходимся без психологической помощи. Мне даже недавно сказали, что я поумнее некоторых психологов с b17.ru (сайта, которому я обязана наконец-то установившемуся миру в моей семье). И после всего этого, после всех пройденных километров на пути к заветной цели, мы снова и снова оказываемся у опостылевшего шкафа с ветхим старьём, пропахшим нафталином… Обидно! Более, чем обидно!

Итак, разберём по полочкам, что лежит в этом шкафу:

1) Мы всё ещё перебиваем друг друга. Когда слышим то, что нам не нравится или не соответствует имеющейся у нас информации (даже если никто не просил дополнять или поправлять), на эмоциях, в спешке, в короткую паузу (пока собеседник набирает воздух в лёгкие, чтобы продолжить говорить), ещё по тысяче и одной причине… Перебиваем и перебиваем, несмотря на то, что после каждого инцидента вопрос поднимается, подробно прорабатывается и даётся очередное обещание больше так не делать. Каждый раз из-за этого портится настроение, прерывается разговор, теряется уважение и доверие друг к другу, но эта пакость всё равно происходит.

2) Мы всё ещё выходим из комнаты, не дождавшись окончания разговора. Ужасно раздражает. Одно время вставать и идти куда-либо во время взаимодействия было строжайше запрещено, вплоть до того, что во время многочасовой совместной работы мы даже в туалет не выходили, а стакан с водой брали с собой заранее. Сейчас договорились, что ходить можно, но в пределах слышимости как своего голоса, так и голоса собеседника, и так, чтобы это не мешало совместному делу или разговору. Вроде отладили этот вопрос практически до автоматизма, и всё равно иногда возникает: «я тебя не слышу. Так какого чёрта ты ушла, когда я с тобой разговариваю?». Опять же обидно, убивает уважение и доверие друг к другу, но происходит, и никуда от этого не денешься.

3) Мы всё ещё грубим друг другу и повышаем голос. Причины разные, чаще всего эмоциональные (злость, обида) и воспитательные (реакция на косяк). Обе понимаем, что так делать не стоит, да и другу моему однажды плохо стало, когда он стал свидетелем нашего с мамой диалога, но пока этот порок сильнее голоса разума.

4) Мы всё ещё не всегда держим слово. Невыполнение обещаний – это мерзко и аморально, но всё ещё периодически происходит, и причины каждый раз находятся, причём кажущиеся обоснованными. Такие вещи жёстко караются. Сюда бьём прицельно, в том числе сокращением количества даваемых/принимаемы­х обещаний и по возможности письменной их фиксацией, а также выполнением здесь и сейчас того, что можно сделать здесь и сейчас, даже если трудно.

5) Мы всё ещё иногда нарушаем границы друг друга. У мамы это попытки опекать меня, угождать, напоминать мне очевидные вещи, прерывать разговор тогда, когда она внезапно вспомнила/заметила,­ что не сделала для меня то, что я могу вполне сделать себе сама, если посчитаю нужным и тому подобное «детство». У меня это наставления и советы маме вне непосредственно психологических вопросов, которых она от меня не просит. С моей стороны оно происходит реже, чем с её стороны, но происходит, да. Так же жёстко карается, как и невыполнение обещаний, но не приводит к таким долгим обсуждениям и спорам, как в случае с обещаниями (последнее невыполненное съело трое суток жизни). Можно сказать, почти победили.

6) Мы всё ещё не полностью взяли на себя ответственность за свою жизнь и заботу о себе и периодически перекладываем её друг на друга. Здесь писать нечего, работаем на искоренение, причём довольно успешно, но не упомянуть было бы нечестно.

На отдельной полочке шкафа с нафталином лежит ещё мамино «почему тебе можно, а мне нельзя?» (провокационный вопрос, который задаётся после моего замечания о её косяке с целью или получить возможность облить меня словесными помоями за «несправедливость и неравноправие» или выторговать себе право всё-таки косячить, пользуясь тем, что я тоже косячу; да, я не идеальная, и тоже над собой работаю так же, как и мама, но это не повод допускать попустительство потому что мне приходится быть «играющим тренером»). Сто раз проговаривали, но оно всплывает и всплывает в разных формах, и иногда приходится тратить долгие часы на то, чтобы доказать, что такая манипуляция имела место быть, и повторить, почему так делать не надо, и что можно вместо этого просто напрямую сделать мне замечание о косяке, и я скажу спасибо. Дожили. Я учу маму ругать меня… Смешно, если бы не было так грустно… Да, вот эта идея о том, что прямое действие проще и эффективнее манипулятивного, мамой до сих пор применяется со скрипом. Ну не видит она честных альтернатив привычным косячкам, хоть ты ей кол на голове теши! Тешу, что мне ещё остаётся... Авось когда-нибудь её "третий глаз" откроется...

Вроде бы всё вспомнила. Если будет что добавить (надеюсь, нет), допишу, когда всплывёт. Планирую во вторник проговорить всё это дело со своим психологом, авось что-нибудь да надумаем. А если нет, то и не надо, продолжим добивать оставшихся партизан самостоятельно. Основная-то война уже выиграна.

Настроение: когда я анализирую ситуацию в семье), я запрещаю себе эмоции
Хочется: и желания тоже запрещаю. Просто анализ. Так безопаснее для всех.
Категории: Семейно-психологичес­кое
Прoкoммeнтировaть
четверг, 14 июня 2018 г.
Мама, не насилуй себя! Диана Котик 00:14:56
Было сегодня и грустное. Я пока не знаю, что мне с этим делать, и как это может в меня срикошетить. Если никак, то делать ничего не буду: её ад – её демоны, ей с ними и доживать. Я не спасатель.

Мама собиралась с утра сходить на рынок за картошкой. Как раз на 11 утра планировала. Но как раз в это время я и проснулась. Ей бы уйти как ни в чём не бывало, но как же уйдёшь, если Диана встала… Слово за слово, разговорились, потом соседка пришла (мамина пожилая ученица по компьютерной грамотности), сказала, что сайт нашего Интернет-провайдера­ обновили, мы начали разбираться с новым интерфейсом, потом она ещё что-то делала, за компьютером сидела, в общем не пошла никуда.

В четыре часа вечера она засобиралась снова. Начала издалека с вопроса во сколько я ухожу на тренинг. Я ответила и спросила зачем ей эта информация. Выяснилось, что она всё-таки идёт на рынок и боится, что не придёт вовремя домой. Почему я не могу уйти, когда её нет дома, я примерно понимаю (она боится оставлять дверь в квартиру открытой даже на пять минут, хотя мы живём на пятом этаже, и все алкаши в подъезде давно передохли; своих ключей у меня нет, поэтому максимум, что я смогу закрыть, это хлипкую декоративную деревянную дверь. Основную железную я не закрою), а вот в обоснованность этой причины я не верю. Ничего страшного не случится за те 10-30 минут, пока она вернётся домой, даже если я ушла. Я ей об этом сказала, она согласилась, и стала сетовать, что никак не может заставить себя выйти из дому, мол, вроде обещала, что купит молодую картошку, вроде хотела, поэтому надо идти, но лень. Оделась – говорит: «нет, лучше я за картошкой завтра схожу, а сейчас просто в магазин сбегаю». Отвечаю: «зачем дважды ходить? Решила – иди сегодня», на что получаю долгий монолог, из которого выясняется, что в принципе картошка ей сегодня не нужна, можно и завтра купить, а сейчас ей просто хочется прогуляться. М-да… Гулять в Минске больше негде, кроме как в магазине и на рынке… Это же так весело… Сказала маме о своём возмущении прямым текстом. В ответ услышала, что ей для здоровья нужно ходить час в день пешком, но взять за шкирку и выпихнуть себя на улицу она может только если есть цель, причём ей никуда идти не хочется, она себя заставляет. Я в недоумении, зачем ей это насилие над собой, все эти совершенно иррациональные страхи и тревоги, почему она отвергает варианты «нехозяйственных» прогулок, и зачем ей делиться со мной своими планами и колебаниями в их реализации, если ей не нужно моё мнение, а оно ей не нужно – она всем видом это показывает. Но, как говорится, что имеем, с тем и работаем. Вот только куда здесь работать, я пока не знаю. Ясно одно: хотелось бы, чтобы мама перестала над собой издеваться и научилась гулять без тяжёлых сумок и не только тогда, когда в холодильнике пусто. Хочется, чтобы она была счастлива.

Да, до сих пор приходится отучать маму убирать у меня в комнате. Когда она врывается и начинает шарить повсюду в поисках мусора, а мне приходится резко отвлекаться от своих дел и следить за тем, чтобы она не выбросила что-то нужное, не переложила что-то моё, не заметила то, что её спровоцирует на неприятный комментарий и т. д., это ужасно. В конце концов, у меня есть свои границы, и я не заказывала горничную! Да и она тратит на лишние телодвижения своё время и силы. Я понимаю, что это её способ справляться с чувством вины передо мной и желанием мне же угодить, я понимаю, что сегодня это был способ отсрочить неизбежный выход в магазин, куда идти лень, но мне было неприятно, и я подняла вопрос. В который раз за годы работы… Начали мы отучаться убирать в моей комнате году этак в 2015, и до сих пор всё никак. Смешно писать об этом, другие радовались бы, что мама на себя берёт обязанность поддерживать порядок в комнате, а я наоборот сражаюсь, чтобы она этого не делала. Как всегда, в нашей семейке Адамс всё шиворот-навыворот. Не знаю, будет ли результат от сегодняшнего жёсткого разговора, но хотелось бы, чтобы был. В конце концов, хватит ей прыгать передо мной дрессированной обезьянкой, пора учиться жить для себя.

Вот, как-то так. Девочка выросла и в наседке больше не нуждается. Будем качать самоценность вдвоём. Интересно, кто кого обгонит =)


Настроение: Боевое, но сочувственное, немного растерянное
Хочется: Чтобы мама наконец-то перестала издеваться над собой
Категории: Семейно-психологичес­кое
Прoкoммeнтировaть
вторник, 12 июня 2018 г.
Матушка. Обещанное. Диана Котик 00:06:20
Доброго времени суток, мои дорогие читатели. Тикондрус, тебе привет отдельный и спасибо огромное за идею! Поддержим и разовьём, во всяком случае, на меня можешь рассчитывать.

Итак, про маму. Удивила её реакция на мой рассказ об игре Hearthstone. Сидели, значит, разговаривали на какую-то достаточно лёгкую тему (учитывая специфику наших отношений, это в принципе редкий случай и большое достижение, если получается поговорить о чём-то хорошем, и не перейти в конечном итоге к обсуждению очередного её/моего/общего косяка или, того хуже, к вязкому скандалу с заученными фразами и такими же заученными эмоциями), я в это время играла, точнее пыталась воином пройти приключение «Кобольды и катакомбы». Уже несколько недель его мучаю, но об этом позже. Говорили долго, и в какой-то момент я без задней мысли спрашиваю: «вот тут мне три карты на выбор предлагают, какую взять?». Интуиция-то у матушки моей развита неплохо, и иногда я к ней даже прислушиваюсь. К интуиции. К матери лучше не прислушиваться, ибо всему умному, что она может сказать, я же её и научила (хотя в последнее время, когда она мне возвращает мои же наставления, это зачастую бывает полезно, даже очень).

В общем, выбрала мама «самую красивую картинку», и тут чёрт меня дёрнул не кивнуть как обычно, а пуститься в рассуждения. Зачитала я ей, что делает каждая из карт, кое-как объяснила, что это значит. В ответ молчание. Начинаю вслух излагать свои соображения по поводу того, что я теоретически могла бы выбрать, и почему. С «другого конца провода» вновь тишина. Снова задаю вопрос «что выбрать?», получаю невразумительный ответ (что-то вроде «ничего не понимаю, возьми то, что больше нравится»). Разозлилась, говорю ей строгим голосом: «ну и как это называется? Чего ты сидишь плюшевым мишкой? Если тебе неинтересно, так и скажи, сменим тему, зачем себя насиловать, а если интересно, то хоть вникла бы, я что, зря распинаюсь уже полчаса».

Поясню, что именно разозлило. Матушка моя – та ещё любительница поиздеваться над собой, и, когда ей что-то причиняет дискомфорт, она редко говорит об этом прямо, показывает обходными путями. Ей кажется, что так она меньше меня обидит, но на самом деле получается совершенно наоборот. Понемногу учу её заявлять о своих потребностях и искать способы сделать себе хорошо, минимально задев меня. В этой ситуации, на мой взгляд, это могло выглядеть следующим образом (фразы условные, в них главное смысл, ибо по форме они получились довольно громоздкими):

1. «мне твоя игра не интересна, я в ней ничего не понимаю и разбираться не хочу, давай поговорим о чём-нибудь другом».
2. «я пока не понимаю, о чём ты говоришь, но мне это интересно, поэтому попробуй сказать попроще и ответь на такие-то вопросы».
3. «я не хочу принимать за тебя решение и нести за него ответственность, вместо этого я могу понаблюдать за тем, что ты будешь делать, и обсудить это с тобой».
4. «подожди, мне нужно сделать определённые вещи (сходить в туалет, попить воды, взять вязание и т. д.), и мы продолжим разговор».
5. «мне страшно, что если я выберу не то, что приведёт тебя к победе, ты меня будешь ругать. Скажи, что мне это не угрожает».
6. … вариантов может быть масса, перечислила наиболее часто встречавшиеся в нашей четырёхлетней «практике» =)

Вместо чего-то подобного я получила молчание и невнятные ответы. Чаще всего это говорит о том, что есть какой-то дискомфорт, и он копится-копится-коп­ится, а потом как *censored*! Оно нам надо? Оно нам не надо, мы уже несколько месяцев живём без психологов, и хотелось бы поддерживать эту добрую традицию =) Вот мой внутренний Защитник и среагировал злостью. А как же иначе? Мягко-то мы не понимаем, проверено. Знаю, мои окрики провоцируют у мамы сильнейшее чувство вины, что тоже не есть хорошо, ибо она потом в попытках «заслужить моё одобрение» или «избежать моего осуждения» делает такие немыслимые вещи, что оторопь берёт. Но лучше поработать с её виной и самонаказанием полчаса, чем с её же косяками от накопленного раздражения сражаться несколько дней.

В общем, выбрала я то, что было предложено изначально, смотрю на следующее окошко выбора (где три раза по три карты), а там такое дерьмо, что хоть из игры выходи… Что ни выбери, всё равно не поможет ничем… Кликаю на что попало, захожу в игру, сразу нажимаю «Сдаться». Захожу в приключение заново, мама смотрит на экран уже заинтересованным взглядом. Ну, раз интересно, начинаю терпеливо рассказывать про каждую карту, про каждый ход. И ей полезно узнать что-то новое, и мне попрактиковаться в обдумывании ходов и комментировании этого процесса. Есть желание когда-нибудь дорасти до ведения стримов. Точно не по этой игре, ибо профи я стану ещё не скоро, но желание есть.

Где-то через три хода мама закрывает лицо руками и выдаёт: «ой, как же болит голова!». Ей-Богу, никогда её такой не видела. Головные боли-то у неё частые: то недосып, то плохая погода, то тревоги и страхи через уши лезут, то ещё что-нибудь… Но, чтобы настолько сильный и резкий приступ, такого не было. «Это не игра, а какое-то оружие, - прокомментировала ситуацию мама, - такое чувство, что эти твои карты не по экрану, а по мне ударили».

Ликбез пришлось прекратить и отправиться проходить ей очередной сложный уровень в её «Три в ряд». Пока делала, задаю вопрос, мол, откуда ноги растут, почему накрыло? Сначала она ответила, что слишком трудно воспринимается информация, не игра, а целая наука. Ну, это я и без неё знаю, сама всё ещё «аццкий нуб», но я же сознание не теряю… Тем более, что она при мне осваивала вещи и посложнее (ту же психологию, причём не только семейную, геронтологию, новые компьютерные программы и т. д.), но дальше отзывов в духе «мои мозги сначала в трубочку свернулись, потом бахромушечками покрылись, и вообще закрутились нафиг» не шло, до психосоматики и подавно не доходило. Стали искать дальше, и докопались до того, что, когда я крикнула, она почувствовала себя глупой, и решила доказать мне, что может вот так сразу понять то, что я рассказываю, поэтому и начала перенапрягать мозг. М-да, приехали, конечная станция… Я-то имела в виду, что она может не слушать, если не хочет, а она услышала это как требование вотпрямщас освоить то, в чём я сама всё ещё не могу сказать, что плаваю…

Впрочем, так у неё обычно и бывает, если Диана делает замечание, значит надо служить, подняв обе лапки. Так что, синдром Добби у меня, оказывается, тоже наследственный. Что ж, как всегда, вылечим у мамы – пройдёт и у меня. Проверено. Да, договорились, что она больше так напрягаться не будет. Не заходит – не надо. Всему своё время. И я тоже не буду. Нафиг надо впихивать в голову те или иные знания только потому что очередная N этим интересуется. Всё равно ведь ей от этого ни холодно, ни жарко, а мне лишний повод поднять лапки. Хватит повторять мамины ошибки! Тем более, лучшей Хозяйки, чем была, у моего Добби уже не будет… Да, если Ты читаешь, спасибо Тебе. По гроб жизни благодарна. Ты знаешь, за что.

P.S. Убедительная просьба не гадить в комментариях. Любое осуждение моих действий карается пожизненным игнором. На вопросы с радостью отвечу, обмен мнениями приветствуется, но вот учить меня жить не надо. Мне этого добра хватило по горло.

P.P.S. Как уже было сказано выше, длительное время мучаюсь с приключением "Кобольды и катакомбы". Уже прошла его жрецом и друидом, причём друидом с первой попытки, чем была поражена до глубины души. Сейчас пытаюсь воином и паладином. Доходила уже до восьмого противника, но это пока потолок. У воина нравятся драконы, хоть они и дорогущие (благо, есть карта, которая их удешевляет до 5 кристаллов), у паладина - "рука помощи". Надеюсь, вскоре эти классы наденут свои законные короны =) Да, интерес к приключению у меня подогревается с одной стороны тем, что они здорово развивают навык собирать сбалансированные колоды, с другой - катастрофической нехваткой карт в моей коллекции. Совершенно нечем играть. Хотя новый знакомый со мной вчера не согласился и собрал мне разбойника и мага =) Сказал, у меня есть все шансы взять легенду паладином. Что ж, уже неплохо. Кстати, у Паши очень приятный голос и много терпения. Чему-нибудь да научит =)

Настроение: Сочувственное и немного грустное
Хочется: Чтобы мама наконец-то перестала издеваться над собой
Категории: Семейно-психологичес­кое
Прoкoммeнтировaть


Грустные сказки, > Семейно-психологичес­кое

читай на форуме:
.
Ролевoй Кaталог BеOn`а.
пройди тесты:
{Та смешная девчёнка...}
читай в дневниках:
506
507
508-511

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх